Роскошь и деталь

Рейтинг статьи

Некогда роскошь представлялась в виде золотых кранов и мраморных стен. Это слово вытеснили понятия простоты и чистоты. В 21 веке понятие «роскошь» обрело совершенно новый смысл.

Парадоксальным образом производство предметом роскоши способствовало уничтожению индивидуальнсти. На главных торговых улицах крупных городов выставляются одни и те же товары с теми же названиями. Ушли в прошлое дни, когда, приехав в Нью-Йорк, Рим или Париж, Вам посчастливилось привезти домой нечто совершенно оригинальное. Неудивительно, что понятие «винтаж» стало главным — одна-единственная вещь может нести в себе оригинальность, которую не гарантируют роскошные бренды.

kelly2

Я люблю использовать материалы, связанные с роскошью. Важно не то, сколько они стоят, а как они воспринимаются и что дают в декоративном плане. Традиционные материалы роскоши, такие как шагрень, черепаховые панцири, серебро и перламутр, входят в мою палитру, но я пользуюсь и простыми льняными шторами, глянцевой краской. Мне нравится смешивать очень дорогостоящие материалы и очень дешевые материалы — они от этого только выигрывают. Правда и то, что я люблю использовать натуральные материалы, к сожалению, некоторые из них теперь и в самом деле становятся роскошью, потому что встречаются все реже — это определенные сорта дерева и мрамора, так же как шелка, шкуры и полудрагоценные камни. Сходным образом качественные ремесленные изделия также стали формой роскоши. Модные дома Парижа борются за то, чтобы отыскать людей, способных строчить или вышивать в соответствии с их высочайшими требованиями.

Дело в том, что «роскошь» — это слово, которое обозначает стремление отыскать совершенство. Забудьте золотые краны, акры мрамора и показную пышность на стенах.

Вы должны задать себе вопрос: что есть роскошь в Вашем понимании? В данный момент я себе представляю это как огромную кухню, столовую и гостиную вместе, в комплекте с огромным плазменным экраном, где я могу делать что угодно в едином чудесном пространстве. Для меня роскошь — это проснуться в самой удобной кровати, какая может быть, и увидеть белые занавески, колеблемые ветром. Это душ, который упруго колотит по мышцам. На пороге 21 века я представляю роскошь как способ достичь наиболее удобного образа жизни.

The Breakdown